Психическое здоровье

.

Психическое здоровье в качестве составного элемента здоровья в целом включает в себя совокупность психических характеристик, обеспечивающих это динамическое равновесие и возможность выполнения социальных функций. Следовательно, психически здоровый человек адаптирован к социуму и может успешно функционировать в нем.

psihicheskoye_zdorovye
Что же в таком случае понимать под психологическим здоровьем? Как известно, психологическое здоровье — одна из важнейших характеристик личности человека. Оно отражает особенности генезиса и психического развития. Основой психологического здоровья является полноценное психическое развитие на всех этапах онтогенеза. Следовательно, в определение этого понятия должна быть заложена возможность развития человека на всем протяжении его жизненного пути. Необходимо добавить также и требование гармонии не только между человеком и средой, но и между различными составляющими его личности — рациональным и эмоциональным, психическим и телесным, разумом и интуицией и т. п. Исходя из сказанного, психологическое здоровье можно определить как динамическую совокупность психических свойств, обеспечивающих: а) гармонию между различными сторонами личности человека, а также между человеком и обществом; б) возможность полноценного функционирования человека в процессе жизнедеятельности.
Уточним понятие развитие. Прежде всего следует подчеркнуть разницу между «развитием» и «изменением». Развитие в отличие от изменения предполагает не только отсутствие застоя и наличие движения, но и цель, определяющую последовательное накопление человеком позитивных новообразований. Безусловно, вопрос о цели развития — один из наиболее спорных и решается по-разному в зависимости от принадлежности к той или иной психологической школе. Возможно, он даже выходит за рамки психологии и должен рассматриваться в междисциплинарном контексте. Мы полагаем, что в качестве цели развития можно принять выполнение человеком своей жизненной программы, задачи. Под последней будем понимать нахождение своего уникального пути, следуя по которому можно добиться реализации собственных возможностей для обеспечения прогрессивного процесса развития на Земле в целом[2].
Таким образом, становится понятным, что ключевое слово, характеризующее психологическое здоровье, — это гармония — гармония человека с самим собой и с окружающей средой: другими людьми, природой, космосом.
Исходя из данного определения психологического здоровья, обратимся к выделению стержневых его характеристик. Поскольку, как уже говорилось, психологическое здоровье предполагает наличие равновесия между различными качествами личности человека, а также между ним и миром, в котором он живет, одним из основных проявлений личности следует назвать саморегулируемость. Различают два вида саморегулируемости: внутреннюю и внешнюю.
Внутренняя саморегулируемость — это свойство личности, которое делает доступным свободный и легкий переход от одного функционального уровня к другому, дает возможность находиться на уровне, требующем меньшего психологического напряжения, а затем вновь возвращаться на более высокий уровень. Такие переходы, по мнению Л. И. Анцыферовой, позволяют высвобождать функциональные возможности человека для дальнейшего творческого развития, для постановки новых задач, а также являются формой аутопсихотерапии. Вместе с тем внутренняя саморегулируемость позволяет добиваться гармонии с самим собой, управлять своими эмоциями и отношениями.
Внешняя саморегулируемость обеспечивает возможность адекватной адаптации как к благоприятным, так и к неблагоприятным условиям, воздействиям окружающей среды. Здесь следует акцентировать внимание на трудностях адаптации именно к благоприятным ситуациям. Традиционно считается, что к хорошему человек всегда готов и положительные эмоции не требуют особого напряжения, однако это не всегда так. Часто резкое изменение ситуации к лучшему становится причиной серьезного кризиса: личностного или семейного. Кроме того, адаптация представляет собой совокупность двух процессов: активного воздействия на ситуацию, а следовательно, внешних изменений, и приспособления к ней, т. е. изменений внутренних. Остановимся подробнее на внешних и внутренних изменениях.
Для того чтобы производить внешние изменения, необходимо иметь развитую активность. Опираясь на исследования К. А. Абульхановой-Славской, развитую активность можно рассматривать как качество субъекта деятельности, включающее саморегуляцию, комплексную мобилизацию. Вместе с тем активность выступает как особое высшее личностное образование, влияющее на весь жизненный путь человека и проявляющееся в его жизненной позиции, в концепции жизни. Такое понимание активности должно учитываться при рассмотрении проблемы психологического здоровья.
Психологическому здоровью соответствует повышение активности человека для преодоления трудностей, осознание взаимосвязи различных жизненных задач, возможности мобилизации волевого напряжения и адаптации к широкому диапазону социальных изменений. Повышение активности достигается не за счет изменения личности, а благодаря актуализации собственного внутреннего потенциала. Но, говоря об активности, необходимо помнить, что она должна быть обусловлена только общественно необходимой деятельностью, основанной на общечеловеческих ценностях.
В литературе возможность приспособления человека к трудным ситуациям определяется через понятие «стрессоустойчивость», т. е. приспособление без ущерба для здоровья. Однако сегодня необходимо по-новому взглянуть на роль стресса в развитии личности в целом и для ее психологического здоровья в частности.
Известно, что стрессовые механизмы как биологического, так и социального уровней — непременные участники процесса совершенствования и обновления всех форм живого. Индивидуальное развитие и мировая эволюция осуществляются не только в условиях стресса, но в первую очередь благодаря стрессу. По мнению большинства исследователей, такую важную характеристику психологического здоровья, как стрессоустойчивость, необходимо заменить «стрессоизменчивостью», которая предполагает не только сохранение здоровья, но и возможность использования человеком стресса для самоизменения, личностного роста и развития. Тогда преодоление жизненных трудностей будет обязательно сопровождаться позитивными изменениями личности, а сами жизненные трудности перестанут быть источником только негативных переживаний.
Одним из важнейших для решения проблемы психологического здоровья является вопрос о роли перемен в жизни человека. Согласно современным исследованиям, перемены в жизни — мощный травмирующий фактор (стрессор), поэтому человек должен иметь возможности для внутренней и внешней стабилизации. Однако нам представляется, что верно обратное. Существенные изменения программирующих свойств личности служат условием прогрессивного развития человека, его качественного изменения. Принципиальным здесь является тот смысл, который приобретают затруднения для становления личности: именно в зависимости от этого смысла они выступают в качестве либо стрессора, либо, наоборот, — условия самореализации личности.
Итак, саморегулируемость как характеристика, обеспечивающая гармонию внутри человека и между ним и средой, может быть внутренней, регулирующей различные аспекты личности и состояния человека, и внешней, включающей как воздействие его на ситуацию, так и самоизменение.
Как уже говорилось, кроме гармонии психологическое здоровье предполагает возможность полноценного функционирования и развития человека. Анализ литературы и наши исследования позволяют утверждать, что для этого необходимы определенные взаимосвязанные условия.
• Наличие позитивного образа собственного Я, т. е. абсолютное принятие человеком самого себя при достаточно полном самоосознании, а также позитивного образа Другого — принятие других людей вне зависимости от пола, возраста, культурных особенностей и т. п., а следовательно, глубокое убеждение в ценности человеческой жизни — как своей, так и чужой. Безусловной предпосылкой этого служат личностная целостность, умение принять свои негативные качества и разглядеть в каждом из окружающих положительные черты, даже если они не сразу заметны. Очень важно взаимодействовать именно с этим светлым началом в другом человеке и дать право на существование негативным свойствам в другом так же, как и в самом себе.
• Владение рефлексией как средством самопознания, способность концентрировать свое сознание на себе, собственном внутреннем мире и своем месте во взаимоотношениях с другими. Умение понимать и описывать свои эмоциональные состояния и состояния других людей, свободно и открыто проявлять чувства без причинения вреда другим, осознавать причины и последствия своего поведения и действий окружающих.
• Наличие потребности в саморазвитии. Это означает, что человек становится субъектом своей жизнедеятельности, имеет внутренний источник активности, способствующий его дальнейшему развитию. Он полностью принимает ответственность за свою жизнь и становится «автором собственной биографии»[3].

Таким образом, психологическое здоровье человека включает в себя: а) способность к саморегуляции, б) наличие позитивных образов собственного Я и Другого, в) владение рефлексией как средством самопознания, г) потребность в саморазвитии.
Рассмотрев основные характеристики психологического здоровья, попытаемся определить, насколько оно взаимосвязано с физическим здоровьем. Само использование термина «психологическое здоровье» подчеркивает неразделимость телесного и психического в человеке, значимость и того и другого для полноценного функционирования. Не случайно в последние годы выделилось новое научное направление — психология здоровья, наука о психологических причинах здоровья, о методах и средствах его сохранения, укрепления и развития. В рамках этого направления подробно рассматривается влияние психических факторов на сохранение здоровья и на появление болезни. При этом само здоровье рассматривается не как самоцель, а как условие для самореализации человека на Земле, для выполнения предназначенной ему миссии.
Основываясь на положениях психологии здоровья, можно предположить, что именно психологическое здоровье является предпосылкой здоровья физического. Иначе говоря, если исключить влияние генетических факторов, катастроф, стихийных бедствий и т. п., то психологически здоровый человек, вероятнее всего, будет здоров и физически.
Механизмы влияния психики на телесные функции изучает психосоматическая медицина, она систематизирует психосоматические расстройства, определяет методы их профилактики и лечения. Согласно исследованиям в этой области, наблюдается тенденция расширения спектра психосоматических заболеваний, т. е. таких, в которых прослеживается их психическая обусловленность.
Поэтому, говоря о психологическом здоровье, нельзя не коснуться влияния психологических факторов на развитие и течение болезни. Необходимо выявить психологические факторы или комплексы таких факторов, которые могут служить предпосылкой тех или иных заболеваний. Вопрос этот дискуссионный, поэтому приведем наиболее распространенные взгляды на данную проблему.
Так, Ф. Дунбар в 1948 г. обосновал теорию «профиля личности». Считая эмоциональные реакции производными от особенностей личности больного, автор обращает внимание на их связь с вероятностью развития у него различных соматических заболеваний. В частности, он делает вывод о существовании коронарного, гипертонического, аллергического и склонного к повреждениям типов личности. И хотя эта теория не нашла четкого подтверждения, в последующем еще не раз делались попытки связать предпосылки соматических заболеваний с особенностями личности[4].
Отечественные авторы (Ю. М. Губачев, Д. И. Викторова и др.) полагают, что весь накопленный опыт психологического анализа различных групп больных психосоматическими заболеваниями свидетельствует об отсутствии специфичности личностных структур и конфликтов, определяющих психологические факторы риска развития заболевания. Они склонны считать более оправданным выделение неспецифического психосоматического типа личности, которому свойственно наличие широкой зоны нарушений в разных системах отношений — неспособность мобилизовать механизмы психологической защиты, фрустрационная неустойчивость, эгоцентризм, склонность к блокаде внешнего выражения эмоционального состояния. Из этого вытекает возможность предотвращения болезни при наличии данных характеристик с помощью изменений ценностных ориентации и установок личности.
Важнейший предмет психосоматики составляют чрезвычайно распространенные гипертензивные состояния. Основная форма этих нарушений — гипертоническая болезнь. Частота гипертонических заболеваний увеличивается по мере приближения к урбанизированным центрам цивилизации, и с каждым годом контингент больных молодеет. Все больше детей младшего школьного и даже дошкольного возраста начинают страдать именно этой формой психосоматического заболевания. Многие исследования указывают на наличие взаимосвязи между гипертонической болезнью и подавляемым чувством гнева (агрессивность). Некоторые авторы отмечают, что повышенное артериальное давление может сопровождаться неадекватной самоуверенностью или, наоборот, неадекватной покорностью. Основная масса наблюдений свидетельствует, что для больных гипертонией характерно проявление гнева. На наш взгляд, подобные проявления заболеваний взаимосвязаны: повышенная враждебность, как правило, внешнее выражение слабости личностного Я.
Едва ли не самой значимой индивидуальной предпосылкой психосоматики является алекситимия. Этот психологический симптомо-комплекс следует рассмотреть особенно подробно, поскольку его наличие типично для людей, страдающих психосоматическими расстройствами. Согласно общепринятому пониманию, алекситимия — это совокупность психологических, характеристик, предрасполагающих к заболеваниям психосоматической специфичности. Первая из этих характеристик — слабая дифференцированнрсть эмоциональной сферы, неспособность к распознанию и описанию своих эмоций и эмоций других людей, неумение человека выражать словами свои внутренние переживания, различать чувства и телесные ощущения. Могут присутствовать запреты на чувствование или внешнее проявление какого-либо чувства, например страха или гнева.
Вторая характеристика — преобладание наглядно-действенного мышления, слабая его символизация и образность, ригидность и конкретность. Часто отмечается недостаточная рефлексивность, например по поводу своих потребностей и мотивов, вследствие этого снижается способность саморегуляции, возможны аффективные срывы, причины которых плохо осознаются человеком.
По-разному представляя себе взаимосвязь между психологическими особенностями человека и состоянием его здоровья, исследователи едины во мнении, что не только «в здоровом теле здоровый дух», но и душевное здоровье определяет здоровье физическое.
Однако человеку для полноценной жизни одного здоровья недостаточно. Хочется прожить жизнь не только здоровым, но и счастливым. А существует ли взаимосвязь между психологическим здоровьем и жизненным счастьем? Попробуем ответить на этот вопрос.
Проблема жизненного счастья особенно обострилась в современной России. По результатам интерактивных опросов, проведенных в период реформ 90-х гг. XX в., складывается весьма удручающая картина социального самочувствия граждан нашей страны. Причем данные опросов, несмотря на некоторые расхождения в формулировках, практически совпадают. На протяжении последних лет число неудовлетворенных жизнью устойчиво удерживается на уровне 73 — 75 %, в то время как прекрасное настроение отмечается только у 3 % опрошенных. Так, по результатам опроса социологов в 2001 г. в 41 субъекте РФ, только 13,8 % россиян считали себя счастливыми людьми. Это катастрофически низкий показатель. Правда, может возникнуть вопрос, насколько он соответствует реальной ситуации, ведь счастье, как и удовлетворенность жизнью, — категория оценочная, это мнение самих субъектов о своих переживаниях и восприятии жизни с точки зрения собственных внутренних критериев и эталонов, независимо от того, что об этом думают другие люди и насколько эти эталоны соответствуют общепринятым взглядам и стандартам.
Как справедливо отмечает известный английский психолог М. Аргайл, если люди утверждают, что они счастливы, даже живя в глинобитных хижинах и на сваях, или, напротив, испытывают депрессию и неудовлетворенность при внешних признаках благополучия, значит, дело обстоит именно так, независимо от того, что мы думаем по этому поводу.
Собственный опыт работы автора с детьми из высокообеспеченных семей подтверждает эту мысль: большинство из них не чувствуют себя счастливыми, несмотря на наличие внешних параметров благополучия.
Итак, в России не очень много счастливых людей. Попробуем обосновать влияние психологического здоровья на субъективное ощущение удовлетворенности жизнью.
В ряде исследований зарубежных авторов выявлена связь общей удовлетворенности и счастья с отдельными личностными параметрами, такими, как самоуважение и уважение по отношению к другим людям, чувство «внутреннего контроля», способность рефлексировать, планировать личное время и др. Психологически здоровый человек испытывает также потребность в саморазвитии.
Дискуссия о том, что такое счастье в контексте жизненного пути человека, ведется с давних времен. Еще древнегреческие философы обозначили два понимания счастья, в соответствии с которыми определяются и наиболее общие типологические различия счастливых людей. Одно из них получило название «эвдемонизм», другое — «гедонизм».
По своему содержанию термин «eudaimonia», который широко использовался античными мыслителями, означает блаженство, высшее благо. В соответствии с этим значением счастье связывается не с субъективными переживаниями и эмоциями радости, восторга, удовольствия и т. п., а с приближением к идеалу, с «идеальными ориентирами». Счастье как состояние блаженства и высшего совершенства предполагает стремление человека соответствовать своему предназначению. Свое предназначение каждый обретает путем развития всех тех потенций, которые не только заложены в общей природе человеческого рода, но и уникально представлены в каждой отдельной личности. Таким образом, эвдемонизм означает не только общий принцип мировосприятия, но и идею самосовершенствования личности, реализацию человеком себя как духовного, разумного существа. Эти умозаключения античных мыслителей оказались наиболее перспективными, они нашли дальнейшее развитие в современных гуманистических теориях личности с их представлениями о ее самоактуализации и поиске смысла жизни как основы человеческого счастья.
Принцип счастья, названный в древнегреческой философии «гедонизмом» (hedone — наслаждение), определял высшим благом и целью жизни человека чувственные удовольствия, стремление к наслаждениям. Именно удовольствия и наслаждения, их длительность, интенсивность и разнообразие, составляют, по мнению гедонистов, максимум человеческих желаний.
Как ни далека во времени современная Россия от Древней Греции, основные варианты понимания людьми счастья вполне укладываются в определения античных философов. Не углубляясь в дискуссию по этому вопросу, присоединимся к мнению классика отечественной психологии С. Л. Рубинштейна. Когда жизнь, писал он, превращается «в погоню за удовольствием, отвращающую человека от решения его жизненных задач, — это не жизнь, а ее извращение, приводящее к неизбежному ее опустошению»[5]. Таким образом, можно заключить, что счастливым чувствует себя человек, непрерывно развивающийся, стремящийся всеми силами исполнить свое предназначение.
Данный краткий анализ иллюстрирует четкую взаимосвязь между ощущением удовлетворенности Человеком своей жизнью и психологическим здоровьем. А психологическое здоровье необходимое условие полноценной жизни до глубокой старости.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.